вторник, 11 октября 2016 г.


ПРОДЮССЕР: Есть отличная идея!
СЦЕНАРИСТ: Что за идея?
ПРОДЮССЕР: Супер-блок-бастер "Герцоги оффроуда". Как тебе звучит?
СЦЕНАРИСТ: Звучит мило. А что такое оффроуд?
ПРОДЮССЕР: Ну это кода по лужам на джипах ездят.
СЦЕНАРИСТ: А-а. Понял. Знаю.
ПРОДЮССЕР: Ну тогда думай.
СЦЕНАРИСТ: Ок. Сегодня в интернете посижу. Заходи завтра.
ЗАВТРА.
ПРОДЮССЕР: Ну как?
СЦЕНАРИСТ: Значит так. Место действия Россия.
ПРОДЮССЕР: Почему Россия?
СЦЕНАРИСТ: Ну так это сейчас модно, к тому же в инете ничего толком нет. Так что Россия супер вариант все неточности спишем на местный колорит.
ПРОДЮССЕР: Но в России фильм тоже пойдет в прокат.
СЦЕНАРИСТ: А тебе не насрать?
ПРОДЮССЕР: Вобщем-то насрать.
СЦЕНАРИСТ: Ну так вот. Сюжет в целом следующий. В российской глубинке...
ПРОДЮССЕР: Где именно?
СЦЕНАРИСТ: В Сибири, в тайге, Тверская область.
ПРОДЮССЕР: Круто!
СЦЕНАРИСТ: Начались ограбления почтовых поездов. Грабители появляются из ниоткуда и исчезают в никуда вместе с украденной секретной корреспонденцией КГБ.
ПРОДЮССЕР: У них там теперь ФБС. Или нет - ФСБ.
СЦЕНАРИСТ: Насрать, пусть будет ФСБ. Короче все плохо. Выкрадены карточки секретных агентов ФСБ по всему миру.
ПРОДЮССЕР: Стой, какие карточки? Все ж на компьютерах давно.
СЦЕНАРИСТ: Это же Россия.
ПРОДЮССЕР: А-а, точно. Забыл. Ну?
СЦЕНАРИСТ: Местное отделение ФСБ трудом невероятных усилий выясняет, что в лесах орудует банда джиперов.
ПРОДЮССЕР: Кого?
СЦЕНАРИСТ: Интернет надо читать. Так себя называют те кто занимаются оффроудом, ну или думают что занимаются.
ПРОДЮССЕР: А-а, сленг. Круто!
СЦЕНАРИСТ: Так вот. Их лагерь находиться в непроходимой тайге и охраняется сторожевыми белыми медведями.
ПРОДЮССЕР: А не перебор?
СЦЕНАРИСТ: Нет. Это я уже по фактам. У них в России есть специальная порода медведей, которые следят чтобы в лесу никто не трахался, называются медведы. Если есть такие, почему бы не быть сторожевым?
ПРОДЮССЕР: Логично.
СЦЕНАРИСТ: Так вот. Подобраться к лагерю чужому не реально. Принимается решение внедрить агента.
ПРОДЮССЕР: А, нестандартный ход. Круто!
СЦЕНАРИСТ: Ну а дальше все как всегда.
ПРОДЮССЕР: Так, встречаемся завтра у меня, я подтащу консультанта.
ЗАВТРА
ПРОДЮССЕР: Вот, знакомьтесь, это Мик. Специалист по трофи из Канады.
СЦЕНАРИСТ: Очень приятно, Мик. Я Люк.
МИК: Хай.
СЦЕНАРИСТ: А что у нас в великой Америке специалиста по этому вашему трофи не нашлось?
МИК: Да откуда?! У вас тут одни рокроулеры по скалам карабкаются. А в России болота и глина почти как у нас в Канаде, только страшнее.
СЦЕНАРИСТ: А-а.
ПРОДЮССЕР: Круто!
МИК: Ну я уже в курсе чего вы хотите снимать. Вы продолжайте обсуждать. А я если чего не так поправлю.
СЦЕНАРИСТ: Итак внедрение. Выясняется что единственная связь джиперов с внешним миром - курьер, который ездит в Тверь за продуктами и водкой.
МИК: А остальные типа в лесу живут безвылазно?
СЦЕНАРИСТ: Да.
МИК: Во круто! Везет им там в России.
СЦЕНАРИСТ: Курьер девушка. Блондинка. Рост метр восемьдесят, сиськи, жопа, все как всегда.
ПРОДЮССЕР: С блондинками сложно работать. Помнишь когда Такси для Америки переснимали пришлось у бандиток в машине зеркало заднего вида снять, они постоянно в него пялились и руки к ногам скотчем приклеивать, чтобы они ими глаза не закрывали.
МИК: Вообще-то джиперы в массе своей это здоровые небритые мужики.
СЦЕНАРИСТ: А наш агент по-вашему должен трахать здорового небритого мужика?
ПРОДЮССЕР: Круто!
МИК: Меня сейчас вывернет.
СЦЕНАРИСТ: То-то. Так вот. Она ездит в город на Тойоте Раф четыре. Мик, в России есть Раф четыре?
МИК: Хоть жопой жуй, только по лесу на них не ездят.
СЦЕНАРИСТ: Бояться белых медведей?
МИК: Боятся остаться там жить.
СЦЕНАРИСТ: А какие там Тойоты в лес ездят?
МИК: Семидесятки, восьмидесятки, стопятки.
ПРОДЮССЕР: Тойота плохо для рейтинга. Героиня должна ездить на американской машине. Мик, в России есть американские джипы?
МИК: Немерянно. Чирков как грязи, Ренглеров меньше. Дорогие они там, суки.
СЦЕНАРИСТ: Точно! Она ездит на красном Гранд Чероки.
МИК: На простом Чероки.
СЦЕНАРИСТ: Почему?
МИК: Потому.
СЦЕНАРИСТ: Хорошо. Пусть будет простой Чероки.
ПРОДЮССЕР: Красно-синий с белыми звездами на бортах.
СЦЕНАРИСТ: Теперь наш агент. По виду форменный джипер. Высокий, широкоплечий, бородатый негр.
МИК: Что?! Это же Россия! Какие негры?
ПРОДЮССЕР: Без негра сейчас нельзя. Политкорректность мать ее! И, кстати, не негр а афро-русский.
СЦЕНАРИСТ: Звать его будут конечно же Александр, всех русских так зовут. Фамилия какая-нибудь распространенная, например, Поутров.
ПРОДЮССЕР: Круто!
МИК: Первый раз слышу.
ПРОДЮССЕР: Круто!
СЦЕНАРИСТ: Курьер. Ее зовут, конечно же, Олга. Отправляется в город за продуктами. У местного супермаркета...
ПРОДЮССЕР: Такой бревенчатый сарай с надписью "Сельпо"
СЦЕНАРИСТ: ... на нее нападают нищие чтобы отобрать деньги и изнасиловать. Она отбивается как может, но нищих много. Тут появляется наш агент и, как говорят в России, раздает каждому по пи@де. Курьер спасена. Они знакомятся и Александр помогает ей грузить в машину ящик с водкой и мешки с едой.
ПРОДЮССЕР: Это Россия.
СЦЕНАРИСТ: Ой, забыл. Тогда ящики с водкой и мешок с едой. Потом появляется местная полиция. И они вместе спасаются от преследователей в лесу. Олга привозит Александра в лагерь. Дальше следует масштабная пьяная оргия, под конец которой Александру бьют морду и принимают в джиперское сообщество.
ПРОДЮССЕР: Не плохо бы добавить местного колорита.
СЦЕНАРИСТ: Точно. Катание на белых медведях и секс.
ПРОДЮССЕР: С медведями?
МИК: В России джиперы обычно е@утся с УАЗами.
СЦЕНАРИСТ: Что такое УАЗ?
МИК: Это русский джип.
ПРОДЮССЕР: Хуже американского?
СЦЕНАРИСТ: Лучше американского?
МИК: Да.
СЦЕНАРИСТ: И в России с ними е@утся?
МИК: Постоянно.
ПРОДЮССЕР: Круто!
СЦЕНАРИСТ: На утро все едут на дело. Под ритмичную музыку идет нарезка борьбы с бездорожьем. Олга оказывается крутым джипером.
ПРОДЮССЕР: Так она все-таки мужик?! Круто!
СЦЕНАРИСТ: Нет. Просто она все умеет и учит Александра. Она бегает по болоту в коротком топике, шортиках и босоножках на высоком каблуке.
ПРОДЮССЕР: Размахивая сиськами как в "Спасателях Малибу". Мы тут замедленную съемочку вставим.
СЦЕНАРИСТ: В руках у нее хайджек.
ПРОДЮССЕР: А это что?
СЦЕНАРИСТ: Такая длинная красная палка. Ей никто никогда не пользуется, но все с собой возят.
МИК: А ты в курсе что он чугунный? Его ни одна модель не в жизнь не поднимет.
ПРОДЮССЕР: Закажем пластмассовый. Так-так, дальше.
СЦЕНАРИСТ: Потом они грабят поезд. К последнему вагону едущего поезда подцепляют трос лебедки и вырывают колесную пару. Поезд сходит с рельс.
МИК: Ты чего, прикалываешся? Да поезд просто оторвет кусок троса или, если трос с дуру не тот поставили, то лебедку вместе с бампером и куском рамы.
ПРОДЮССЕР: Спорим не оторвет?
СЦЕНАРИСТ: Поезд сходит с рельс. Начинается грабеж. Сначала открывают вагоны с самой желанной добычей любого джипера - наклейками. Начинается драка. Джиперы рвут друг у друга из рук самое ценное - наклейки "Ладога" и "Весенняя распутница" и бегут клеить их на свои машины. Под ногами хрустят большие листы с надписями "Весенний" и "Осенний призыв". Они не представляют никакой ценности, таких нет только у ленивого. Доходит очередь до остальных вагонов. Чего там в России в поездах возят?
ПРОДЮССЕР: Черную икру, меха, матрешки.
СЦЕНАРИСТ: Все это грузят на верхние багажники автомобилей и увозят в лагерь. Но тут Олга начинает догадываться, что Александр секретный агент. Но между ними уже вспыхнуло большое советское чувство.
ПРОДЮССЕР: Вставим сцену секса на капоте джипа.
МИК: Он же грязный!
СЦЕНАРИСТ: Почему?
МИК: Потому.
ПРОДЮССЕР: Будет чистый и отполированный.
МИК: Можно не полировать. Капот лифтованного внедорожника находиться в полутора метрах от земли, так что пока Александр научится не падать с бампера, Олга капот своей жопой до блеска отполирует.
ПРОДЮССЕР: Круто!
СЦЕНАРИСТ: Александр понимает, что все зашло слишком далеко. Он любит Олгу, ему нравятся эти люди и их образ жизни, но мент в нем берет верх и Александр сбрасывает в ФСБ точку секретного лагеря. Начинается операция по захвату. По тайге мчатся танки и полицейские машины, бегут десантники с собаками и народное ополчение с вилами и колами. Джиперов выгоняют на опушку леса и вяжут.
ПРОДЮССЕР: Здесь мы вставим сцену единоборства Александра и главаря джиперов на хайджеках.
МИК: Или на мясорубках.
ПРОДЮССЕР: Или на мясорубках.
СЦЕНАРИСТ: Лес снова безопасен. По нему гуляют мамаши с колясками, пенсионеры с шахматами и грибники с корзинками.
МИК: Не надо грибников, и так достали уже.
ПРОДЮССЕР: Надо.
СЦЕНАРИСТ: Финальная сцена. На краю леса сидит Александр. На груди медаль "За спасение всех от всего" Он смотрит на лес и грустит. Подъезжает джип. За рулем Олга. У нее на груди такая же медаль, но поменьше. Они с Александром смотрят друг на друга.
ПРОДЮССЕР: Звучит лирическая музыка.
СЦЕНАРИСТ: Александр садиться в машину и они уносятся в лес. На поляне остается валяться удостоверение сотрудника ФСБ. Александр порвал с прошлым. Теперь он джипер.
ПРОДЮССЕР: Крупный план ксивы. Титры.
СЦЕНАРИСТ: Ну как?
МИК: Бред полный!
ПРОДЮССЕР: Через неделю приступаем к съемкам. 

Здраствуйте доктор.

Миндель Леонид Александрович
Здраствуйте доктор.
http://samlib.ru/m/mindelx_l_a/niva.shtml


  -- Здравствуйте доктор.
  -- Добрый день. Присаживайтесь.
  -- Доктор, давайте сразу договоримся, я не сумасшедший.
  -- Ну конечно нет, просто вам нужна помощь.
  -- Мне не нужна помощь. Это жена заставила меня прийти. Сказала или психиатр или развод.
  -- Да я говорил с ней по телефону, она очень волнуется за вас. Из того что она мне рассказала, я понял что скорее всего смогу вам помочь. И так давайте с самого начала.
  -- С какого начала, доктор? А-а, ну всё началось с того, что я купил Ниву.
  -- Вы имеете в виду Жигули.
  -- Нет, доктор, я имею в виду Ниву.
  -- Понятно-понятно. Но я думаю, что истоки проблемы зарыты значительно глубже. Что побудило вас купить именно Ниву?
  -- Ну понимаете, доктор, УАЗик он для города не очень годится да и на дальняк на нём особо не поездишь, а импортные внедорожники для меня дороговаты, вот и решил, что Нива - то что надо.
  -- Не, я не об этом. Почему именно внедорожник?
  -- А, вот вы о чём. Это будет долго.
  -- Замечательно. У меня масса времени. За ваши деньги я готов слушать вас сколько угодно.
  -- Гм. Ну вот. Я всё своё отрочество провёл в походах, на слётах, соревнованиях. Байдарка, каяк, парус, пешки, лыжи.
  -- Пешки это шахматы?
  -- Нет это пешие походы. Вот. Потом я вырос. Завёл семью. В жизни появились другие интересы.
  -- Поподробней пожалуйста какие именно?
  -- Да на самом деле те же что у всего остального человечества.
  -- Вы можете охарактеризовать их одним словом?
  -- Легко - деньги. И все мои силы были брошены на удовлетворение этого глобального интереса. Всё вроде бы шло хорошо. Семья, работа, по выходным гости, но чего-то не хватало. Долго не мог понять чего, а тут в прошлом году летом съездил на недельку на Селигер. И как на меня накатило. Ну доктор, мне наверно не удастся вам объяснить.
  -- А вы попробуйте.
  -- Понимаете, вечер прохладно, чёткие тени деревьев между которыми угадываются очертания палаток. Ты сидишь у костра, лицу жарко, рукам на гитаре ещё жарче, а спине холодно, и от воды идёт свежесть и покой. Это прекрасно, доктор.
  -- Да это прекрасно.
  -- Вы понимаете о чём я?!
  -- Да, как ни странно, но сейчас не об этом. Продолжайте.
  -- Ну да, накатило на меня. Потом вернулся, Москва навалилась проблемами, всё вылетело из головы. А недавно решил машину поменять, ну и поменял.
  -- Ну потихонечку вырисовывается. По крайней мере теперь понятно почему внедорожник.
  -- Сеанс окончен, доктор?
  -- Нет, он только начинается. Мне понятно почему вы его купили. Теперь я хочу понять, почему вы делаете все эти странные вещи.
  -- О чём вы, доктор?
  -- Ваша жена в приватной беседе по телефону сказала, что когда вы ездите на Ниве, у вас по лицу блуждает странная улыбка.
  -- Да мне нравиться водить, вот и улыбаюсь, чего тут странного?
  -- Ваша жена сказала, что когда вы ездили на предыдущей машине, Ауди, если не ошибаюсь, никакой улыбки она не видела.
  -- Не знаю, может быть.
  -- Ещё она сказала, что когда вы высадили её с ребёнком у парка, свернули в канаву и выехали по ней.
  -- Она видела, да?
  -- Да, она видела. Так почему же?
  -- Ну понимаете, доктор, по асфальту любой дурак выедет. А там грязь такая, потом лужа и так наверх круто, я, короче, думал вообще не пройду, пониженную врубил, вторую, педаль в пол и... Доктор, почему вы на меня так смотрите?
  -- Не обращайте внимание это просто профессиональный интерес. Ещё ваша супруга рассказала, как вы объезжали пробку по обочине, когда ехали на дачу.
  -- А чего тут удивительного? Там какие-то дорожные работы были хвост километра на два, народ весь на обочину полез, обычное дело, обочина тоже встала, ну я и вышел чуть дальше.
  -- Ваша жена сказала, что вы ехали по дну кювета.
  -- Ну можно и так сказать.
  -- И скорость была больше сорока километров в час.
  -- Да нет, у меня колёса другого радиуса, спидометр привирает. Мы шли тридцать семь ну максимум тридцать восемь.
  -- Ну это в корне меняет дело. Ещё она сказала, что когда пробка кончилась, вы вернулись обратно и объехали её по кювету ещё раз.
  -- И что? Ну да мне показалось, что на разогретых амортизаторах получится лучше. И.. И... Доктор, я псих?
  -- Ну что вы. Вы совершенно нормальны. Во всяком случае мне так кажется. Просто вам нужно проводить некоторое время с себе подобными.
  -- Вы о чём доктор?
  -- Существуют люди которые как и вы обожают лазить по бездорожью заляпываясь грязью по уши.
  -- Вы серьёзно?
  -- Конечно. И совершенно случайно я знаю где они собираются в эту субботу.
  -- Доктор, умоляю, скажите где!
  -- Поворот на Конаково с ленинградского шоссе в девять утра.
  -- Я буду там, спасибо вам, доктор.
  -- А вашей супруге я скажу, что прописал вам чаще бывать на свежем воздухе, да и собственно, берите её с собой, там половина народа семьями ездит.
  -- Ещё раз спасибо вам, доктор. Надеюсь, ещё увидимся.
  -- А как же. Я ещё ни одни субботние покатушки не пропустил.