четверг, 11 июня 2015 г.

пролюбили все полимеры


http://www.atomic-energy.ru/news/2015/06/10/57537

Информация о новом переносе появилась в документах, сопутствующих первичному публичному размещению (IPO) китайской корпорации.

Утверждение о сдвиге пуска блока на 2017 год стало неприятным сюрпризом для сторонников технологии AP-1000.

Особенно если учесть, что 4 мая 2015 года в США завершились, наконец, испытания саньменьских ГЦН, и представители "Westinghouse" пообещали начать холодную обкатку в декабре этого года.

Су Юминг (Xu Yuming), заместитель генерального директора китайской ассоциации атомной энергии, назвал на одной из майских конференций основной причиной многочисленных задержек с пуском блока "незрелый проект" от компании "Westinghouse" и необходимость выполнения больших объёмов НИОКР по оборудованию.

Когда в апреле 2009 года был залит первый бетон на "Sanmen-1", предполагался пуск в октябре 2013 года. Потом срок был перенесён на конец 2014 года, а затем на конец 2015 года. Впоследствии пуск был перенесён на 2016 год, но сейчас предполагается, что реальным сроком станет 2017 год.

На конференции в Ницце (Франция) в начале мая председатель компании SNPTC Ван Бинхуа (Wang Binghua) заявил о "30-месячном отставании от графика" на первом блоке АЭС "Sanmen" и объяснил его четырьмя причинами.

Первая причина, по мнению китайского атомщика - влияние аварии на Фукусиме. После аварии SNPTC и "Westinghouse" провели численное моделирование сценария, аналогичного фукусимскому, для китайских блоков с AP-1000. На период моделирования работы на "Sanmen-1" были заторможены, что дало шесть-восемь месяцев в общее отставание от графика

Второй фактор, приведший к отставанию - трудности, возникавшие у инженеров "Westinghouse". Инжиниринговые возможности американской компании "не соответствовали потребностям площадки", заявил Ван Бинхуа.

"Мы знаем, что после TMI-2 возник почти 30-летний разрыв, на протяжении которого у "Westinghouse" не появлялось нового инжинирингового опыта", - добавил китайский специалист. Он отметил также, что у американской компании вследствие этого разрыва возник дефицит квалифицированных технических кадров.


Третья причина отставания от графика - трудности, возникшие у производителей оборудования после расширения проектного срока службы AP-1000 с 40 до 60 лет.

Наконец, в качестве четвёртой причины Ван Бинхуа назвал освоение модульного принципа сооружения блоков с AP-1000.

На той же майской конференции во Франции Ван Бинхуа заверил присутствовавших, что все причины задержек устранены. Тем сильнее может стать шок от нового переноса сроков пуска "Sanmen-1", если такой перенос состоится.

О причинах нового переноса пока можно только гадать, равно как и о его финансовых последствиях.

Корпорация CNNC публикует лишь оценку 2009 года - 6,6 миллиардов долларов за два блока с AP-1000 на АЭС "Sanmen", однако в корпорации открыто признают, что реальная стоимость выйдет "несколько дороже" как следствие "отставания от графика, роста зарплат и стоимости материалов, а также повышения импортных пошлин".

Из девяти блоков, в сооружении которых CNNC принимала участие в 2014 году, на два блока АЭС "Sanmen" пришёлся 31% от общих затрат корпорации на капитальное строительство.

Дэнни Родерик из "Westinghouse" в начале мая был настроен более чем оптимистично. Он полагал, что решение технических проблем с ГЦН открывает путь для скорейшего начала строительства в Китае не менее восьми блоков с AP-1000 в дополнение к четырём уже сооружаемым.

Причём Родерик был уверен в том, что для восьми новых блоков его компания будет поставлять оборудование с длительным циклом изготовления и системы АСУ ТП - в общей сложности, до 600 миллионов долларов на каждый блок.

Между тем, в китайской SNPTC всё более предпочитают говорить не о клонированных AP-1000, а о собственном проекте CAP-1400, который компания намеревается довести до экспортных перспектив.

Ван Бинхуа подчёркивает, что при создании CAP-1400 были учтены уроки и накопленный опыт сооружения блоков с AP-1000.

Строительство первого блока с CAP-1400 должно стартовать в этом году, однако источники в китайской отрасли весьма осторожно высказываются о реальной степени готовности техпроекта CAP-1400.

вторник, 9 июня 2015 г.

Экономический анекдот по Феберу.


В 2008 году, когда правительство США решило встряхнуть американскую экономику путём прямого вливания в размере 600$ каждому гражданину США лично (на практике дали всего 300$), Марк Фебер в своём ежемесячном отчёте написал: Федеральное правительство хочет дать каждому гражданину США по 600$, но если мы потратим эти деньги:
  1. в Walt Mart, деньги уйдут в Китай,
  2. на бензин, деньги попадут арабам.
  3. купим компьютеры — деньги перейдут в Индию.
  4. купим фрукты — деньги перейдут в Мексику, Гондурас или Гватемалу.
  5. купим машину высокого качества – деньги перейдут в Германию или в Японию.
  6. купим какую-то безделушку – деньги уйдут в Тайвань.
  7. купим наркотики — деньги перейдут в Боливию, Колумбию или ту же Индию.
 И ни один цент не пойдёт на улучшение американской экономики. Единственная возможность оставить деньги в Америке и помочь экономике – это потратить их на пиво и на проституток, так как это единственный товар, который ещё производится в США. И я свою лепту внесу обязательно.
 Ответ израильского экономиста
 Дорогой Марк, ты прав, экономическое положение в США ужасное и улучшение не видится даже на горизонте.

К сожалению, я должен тебе сообщить, что пивные заводы 
Budweiser куплены Бразильской фирмой AmBew. Остаются только проститутки.
Но если проститутки решат послать дополнительный заработок своим детям, то все деньги попадут в израильский Кнессет, в котором находится наибольшее в мире количество сукиных сынов.

mkfs is apparently in use by the system will not make a filesystem here

mkfs is apparently in use by the system will not make a filesystem here

backup2:/mnt/ds6 # cat /etc/SuSE-release
SUSE Linux Enterprise Server 10 (x86_64)
VERSION = 10
PATCHLEVEL = 3

Залочку навешал multipathd, вырубить эту херню
  1. Use the multipath -f command to disable multipathing to a specific device. # multipath -f dm-1
  2. Use the multipath -F command to disable multipathing on all multipathed devices.# multipath -F

    Включить обратно: # multipathd -v0

ПЕРВЫЙ ДЕБЮТ

АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ

ПЕРВЫЙ ДЕБЮТ

(РАССКАЗ)

Помощник присяжного поверенного Пятёркин возвращается на простой крестьянской телеге из уездного городишка N, куда ездил защищать лавочника, обвинявшегося в поджоге.

На душе у него было гнусно, как никогда. Он чувствовал себя оскорблённым, провалившимся, оплёванным. Ему казалось, что истёкший день, день его долгожданного и многообещавшего дебюта, искалечил на веки вечные его карьеру, веру в людей, мировоззрение.

Во-первых, его безобразно и жестоко надул обвиняемый. До суда лавочник так искренно мигал глазами и так чистосердечно, просто расписывал свою невинность, что все собранные против него улики в глазах психолога и физиономиста (каковыми считал себя юный защитник) имели вид бесцеремонных натяжек, придирок и предубеждений. На суде же лавочник оказался плутом и дрянью, и бедная психология пошла к чёрту.

Во-вторых, он, Пятёркин, казалось ему, вёл себя на суде невозможно: заикался, путался в вопросах, вставал перед свидетелями, глупо краснел.

Язык его совсем не слушался и в простой речи спотыкался, как в скороговорках. Речь свою говорил он вяло, словно в тумане, глядя через головы присяжных. Говорил и всё время казалось ему, что присяжные глядят на него насмешливо, презрительно.

В-третьих, что хуже всего, товарищ прокурора и гражданский истец, старый, матёрый адвокат, вели себя не товарищески. Они, казалось ему, условились игнорировать защитника и если поднимали на него глаза, то только для того, чтобы поупражнять на нём с вою развязность, поглумиться, эффектно окрыситься. В их речах слышались ирония и снисходительный тон.

Говорили они и точно извинения просили, что защитник такой дурачок и барашек. Пятёркин в конце концов не вынес.

Во время перерыва он подбежал к гражданскому истцу и, дрожа всем телом, наговорил ему кучу дерзостей.

Потом, когда заседание кончилось, он нагнал на лестнице товарища прокурора и этому поднёс пилюлю.

В-четвёртых... Впрочем, если перечислять всё то, что мутило и сосало теперь за сердце моего героя, то нужно в-пятых, шестых... до сотых включительно...

"Позор... мерзость! – страдал он, сидя в телеге и пряча свои уши в воротник.- Кончено!

К чёрту адвокатура! Заберусь куда-нибудь в глушь, в уединение... подальше от этих господ... подальше от этих дрязг".

– Да езжай же, чёрт тебя возьми! – набросился он на возницу.- Что ты едешь, точно мёртвого жениться ведёшь? Гони!

– Гони... гони...- передразнил возница.- Нешто не видишь, какая дорога? Чёрта погони, так и тот замучается. Это не погода, а наказание господне.

Погода была отвратительная. Она, казалось, негодовала, ненавидела и страдала заодно с Пятёркиным. В воздухе, непроглядном, как сажа, дул и посвистывал на все лады холодный влажный ветер. Шёл дождь. Под колёсами всхлипывал снег, мешавшийся с вязкою грязью. Буеракам, колдобинам и размытым мостикам не было конца.

– Зги не видать...- продолжал возница.- Этак мы и до утра не доедем. Придётся на ночь у Луки остановиться.

- У какого Луки?

- Тут по дороге в лесу старик такой живёт. Заместо лесника его держут. Да вот она и изба самая.

Послышался хриплый собачий лай, и между голыми ветками замелькал тусклый огонёк. Каким бы вы ни были мизантропом, но если ненастною, глухою ночью вы увидите лесной огонёк, то вас непременно потянет к людям. То же случилось и с Пятёркиным.

Когда телега остановилась у избы, из единственного окошечка которой робко и приветливо выглядывал свет, ему стало легче.

- Здорово, старик! – сказал он ласково Луке, который стоял в сенях и обеими руками чесал себе живот.- Можно у тебя переночевать?

- Мо... можно...- проворчал Лука.- Тут уж есть двое... Пожалуйте в светёлку...

Пятёркин нагнулся, вошёл в светёлку и... мизантропия воротилась к нему во всей своей силе. За маленьким столом, при свете сальной свечки, сидели два человека, имевших такое сильное влияние на его настроение: товарищ прокурора фон Пах и гражданский истец Семечкин. Подобно Пятёркину, они возвращались из N и тоже попали к Луке. Увидев входящего защитника, оба они приятно удивились и привскочили.

- Коллега! Какими судьбами? – заговорили они. – И вас загнало сюда ненастье? Милости просим! Присаживайтесь.

Пятёркин думал, что, увидев его, они отвернутся, почувствуют неловкость и умолкнут, а потому такая дружеская встреча показалась ему по меньшей мере нахальством.

- Я не понимаю...- пробормотал он, с достоинством пожимая плечами.- После того, что между нами произошло, я... я даже удивляюсь!

Фон Пах удивлённо поглядел на Пятёркина, пожал плечами и, повернувшись к Семечкину, продолжал прерванную беседу:

– Ну-с, читаю я дознание... А в дознании, батенька, противоречие на противоречии... Пишет, например, становой, что умершая крестьянка Иванова, когда ушла от гостей, была мертвецки пьяна и умерла, пройдя три версты пешком. Как она могла пройти три версты пешком, если была мертвецки пьяна? Ну, разве это не противоречие? А?

Пока фон Пах таким образом разглагольствовал, Пятёркин сел на скамью и принялся осматривать своё временное жилище... Лесной огонёк поэтичен только издалека, вблизи же он – жалкая проза... Здесь освещал он маленькую, серую каморку с кривыми стенами и с закопчённым потолком.

В правом углу висел тёмный образ, из левого мрачным дуплом глядела неуклюжая печь. На потолке по балкам тянулся длинный шест, на котором когда-то качалась колыбель. Ветхий столик и две узкие, шаткие скамьи составляли всю мебель. Было темно, душно и холодно. Пахло гнилью и сальной гарью.

"Свиньи...- подумал Пятёркин, косясь на своих врагов.- Оскорбили человека, втоптали его в грязь и беседуют теперь, как ни в чём не бывало".

- Послушай, - обратился он к Луке, - нет ли у тебя другой комнаты? Я здесь не могу быть.

- Сени есть, да там холодно-с.

- Чертовски холодно...- проворчал Семечкин.- Знал бы, напитков и карт с собой захватил. Чаю напиться, что ли? Дедусь, сочини-ка самоварчик!

Через полчаса Лука подал грязный самовар, чайник с отбитым носиком и три чашки.

- Чай у меня есть...- сказал фон Пах.- Теперь бы только сахару достать... Дед, дай-ка сахару!

- Эва! Сахару...- ухмыльнулся в сенях Лука.- В лесу сахару захотели! Тут не город.

- Что ж? Будем пить без сахару, - решил фон Пах.

Семечкин заварил чай и налил три чашки.

"И мне налили...- подумал Пятёркин.- Очень нужно! Наплевали в рожу и потом чаем угощают. У этих людей просто самолюбия нет. Потребую у Луки ещё чашку и буду одну горячую воду пить. Кстати же у меня есть сахар".

Четвёртой чашки у Луки не оказалось. Пятёркин вылил из третьей чашки чай, налил в неё горячей воды и стал прихлёбывать, кусая сахар. Услыхав громкое кусанье, его враги переглянулись и прыснули.

- Ей-богу, это мило! – зашептал фон Пах.- У нас нет сахару, у него нет чая... Ха-ха...

Весело! Какой же, однако, он ещё мальчик! Верзила, а настолько ещё сохранился, что умеет дуться, как институтка... Коллега! – повернулся он к Пятёркину.- Вы напрасно брезгаете нашим чаем... Он не из дешёвых... А если вы не пьёте из амбиции, то ведь за чай вы могли бы заплатить нам сахаром!

Пятёркин промолчал.

"Нахалы...- подумал он.- Оскорбили, оплевали и ещё лезут! И это люди! Им, стало быть, нипочём те дерзости, которые я наговорил им в суде... Не буду обращать на них внимание... Лягу..."

Около печи на полу был расстелён тулуп... У изголовья лежала длинная подушка, набитая соломой... Пятёркин растянулся на тулупе, положил свою горячую голову на подушку и укрылся шубой.

- Какая скучища! – зевнул Семечкин.- Читать холодно и темно, спать негде... Брр!...Скажите мне, Осип Осипыч, если, например, Лука пообедает в ресторане и не заплатит за это денег, то что это будет: кража или мошенничество?

- Ни то, ни другое... Это только повод к гражданскому иску...

Поднялся спор, тянувшийся полтора часа. Пятёркин слушал и дрожал от злости... Раз пять порывался он вскочить и вмешаться в спор.

"Какой вздор! – мучился он, слушая их.- Как отстали, как нелогичны!"

Спор кончился тем, что фон Пах лёг рядом с Пятёркиным, укрылся шубой и сказал:

- Ну, будет... Мы своим спором не даём спать господину защитнику. Ложитесь...

- Он, кажется, уже спит...- сказал Семечкин, ложась на другую сторону Пятёркина.- Коллега, вы спите?

"Пристают...- подумал Пятёркин.- Свиньи..."

- Молчит, значит спит...- промычал фон Пах.- Ухитрился уснуть в этом хлеву... Говорят, что жизнь юристов кабинетная... Не кабинетная, а собачья... Ишь ведь куда черти занесли! А мне, знаете ли, нравится наш сосед... как его?... Шестёркин, что ли? Горячий, огневой...

- М-да... Лет через пять хорошим адвокатом будет... Есть у мальчика манера... Ещё на губах молоко не обсохло, а уж говорит с завитушками и любит фейерверки пускать...

Только напрасно он в своей речи Гамлета припутал.

Близкое соседство врагов и их хладнокровный, снисходительный тон душили Пятёркина.

Его распирало от злости и стыда.

- А с сахаром-то история...- ухмыльнулся фон Пах.- Сущая институтка! За что он на нас обиделся? Вы не знаете?

- А чёрт его знает...

Пятёркин не вынес. Он вскочил, открыл рот, чтобы сказать что-то, но мучения истекшего дня были уж слишком сильны: вместо слов из груди вырвался истерический плач.

- Что с ним? – ужаснулся фон Пах.- Голубчик, что с вами?

- Вы... вы больны? – вскочил Семечкин.- Что с вами? Денег у вас нет? Да что такое?

- Это низко... гадко! Целый день... целый день!

- Душенька моя, что гадко и низко? Осип Осипыч, дайте воды! Ангел мой, в чём дело? Отчего вы сегодня такой сердитый? Вы, вероятно, защищали сегодня в первый раз? Да? Ну, так это понятно! Плачьте, милый... Я в своё время вешаться хотел, а плакать лучше, чем вешаться. Вы плачьте, оно легче будет.

- Гадко... мерзко!

- Да ничего гадкого не было! Всё было так, как нужно. И говорили вы хорошо, и слушали вас хорошо. Мнительность, батенька!

Помню, вышел я в первый раз на защиту. Штанишки рыжие, фрачишко музыкант одолжил. Сижу я, и кажется мне, что над моими штанишками публика смеётся. И подсудимый-то, выходит, меня надул, и прокурор глумится, и сам-то я глуп. Чай, порешили уже адвокатуру к чёрту? Со всеми это бывает! Не вы первый, не вы последний. Недёшево, батенька, первый дебют стоит!

- А кто издевался? Кто... глумился?

- Никто! Вам только казалось это! Всегда дебютантам это кажется. Вам не казалось ли также, что присяжные глядели вам в глаза презрительно? Да? Ну, так и есть. Выпейте, голубчик. Укройтесь.

Враги укрыли Пятёркина шубами и ухаживали за ним, как за ребёнком, всю ночь. Страдания истекшего дня оказались пуфом"

таблица изменения времени в России с июля 1917 года

понедельник, 8 июня 2015 г.

Обезьяна атакует

Президент США Барак Обама заявил, что президенту России Владимиру Путину следует решить, стоит ли уничтожать российскую экономику ради попыток «воссоздать славу советской империи», сообщает Reuters. 

Он также призвал Путина осознать, что величие России не зависит от территориальной целостности.

Обама отметил, что политика антироссийских санкций сильно ослабила экономику России.

«Рубль и иностранные инвестиции падают, инфляция — растет. Российский Центробанк потерял более $150 млрд резервов. Российские банки отрезаны от международных рынков, российские энергокомпании страдают от отсутствия технологий, которые им нужны для реализации энергопроектов, российские оборонные предприятия отрезаны от ключевых технологий», — заявил Обама по итогам саммита G7.



PS
На саммите БРИКС Обаме тоже скажут, что величие америки не в долларе, пусть завяжет с печатным станком.

воскресенье, 7 июня 2015 г.

некоторые вещи не меняются

— Что, вы воюете с другой планетой? — спросил я.
— Нет.
— Так зачем же такое ученье?
— Потому что нам угрожают.
— Ах, да, — вспомнил я слова дока. — Вам угрожает Раша, правда?
— Да.
— Ужасно! И Раша создала это оружие, верно?
— Нет, это мы его изобрели.
— Вот как? — удивился я. — Но Раша вам угрожает? А разве вы не можете как–нибудь договориться с нею? Например, договориться о запрещении применять такое оружие?
— Такое предложение уже было.
— Ну и что же?
— Было отвергнуто.
— Понимаю: Раша на него не согласилась?
— Нет, отвергли его мы.
— Почему?
— Потому что нам угрожают.
— Понимаю, — сказал я, подумав. — Раша уже использовала против кого–нибудь это оружие, и вы боитесь, что теперь...
— Нет, первыми применили его мы. Уничтожили два города у Джепов.
— Вот как? А теперь, наверно, Раша грозит, что применит его против вас?
— Нет, она говорит, что хочет мира.
— Мира?.. Вот странно! — сказал я. — Погодите... вот теперь я, кажется, понял: она говорит, что хочет мира, а в то же время массово проводит в своих городах противоатомные ученья, так?
— Нет, — возразил Мерканец. — Я был там месяц назад, они не устраивают никаких учений.
— Не устраивают?
— Нет.
— Так зачем же вы их устраиваете?
— Потому что нам угрожают.
— Кто?
— Я уже говорил вам. Нам угрожает Раша.
— Как? — удивился я. — Должен признаться, что совсем этого не понимаю. Очевидно, логика, которой вы пользуетесь, отличается от земной."


Станислав Лем. "Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать шестое и последнее". 1956 год.

http://royallib.com/read/lem_stanislav/puteshestvie_dvadtsat_shestoe.html