среда, 9 мая 2012 г.

Загорцев А. В. "Третья мировая 80-ые"

Юморной рассказ в жанре альтернативной истории.

Загорцев Андрей Владимирович

Третья мировая 80-ые

.....
Начальник разведки майор О`Кинли, выписал допуск на работу с пленными русскими, подписал его у сержанта Кэрри и в сопровождении одного из детективов выехал в городок к гарнизонной гауптвахте, где содержались военнопленные, привезённые на одном из кораблей флотилии, участовавшем в отражении нападения на Командоры.
Странная это была десантная операция. Десантные корабли русских, оказавшись на виду у кораблей огневого прикрытия островов и попав под шквальный огонь сразу с воды, с земли и воздуха, не поспешили уйти, а, наоборот, с безумством обречённых начали высадку морских пехотинцев. Десантные группы высаживались в три волны. Первая - на боевых плавающих машинах, ведущих на плаву огонь по противнику. На линию развертывания вышло только несколько единиц. Вторая волна морских пехотинцев пошла на большегрузных плавающих атомобилях, пытающихся доставить артиллерийские и миномётные батареи. И третья волна уже на катерах и моторных шлюпках. Десантные корабли, высадив третью волну, поспешили уйти, теряя один за другим. Морские пехотинцы русских, несмотря на огромные потери и на отсутствие какой-либо поддержки, уцепились зубами за берег и не собирались скатываться обратно. Миномётчики вели огонь с платформ плавающих автомобилей, полузатонувших у самого берега. Морские десантники в чёрной форме с непонятными криками "Полундра и йоб вашу мать, суки" лезли грудью на укреплённые огневые точки. К полудню одна из групп русских морпехов всё-таки добралась до первых окопов, прикладами своих "калашниковых" и малыми пехотными лопатками выбила янки с первой линии обороны. Русские начали закрепляться. Начальнику гарнизона пришлось перебрасывать дополнительные силы морской пехоты с соседних островов и запрашивать дополнительную огневую поддержку. Дьяволы-коммунисты метр за метром двигались вглубь острова, устилая все на своём пути трупами в черных комбинезонах. Русских разгромили за неделю. Остров перепахали огнём артиллерии и авиации, подтянули дополнительные группы кораблей и наземных сил. Фанатики сдаваться не собирались, но и на поддержку не надеялись. Тут неожиданно на соседних островах оказался целый отряд русских диверсантов. Диверсанты, зайдя с тыла, доставили столько неприятностей, уничтожив несколько батарей и пусковых установок, что пришлось привлекать еще дополнительные силы. Разведывательный отряд русских всё-таки зажали между скал и открыли бешеный огонь, не давая никому высунуться. Сдаться никто не пожелал. Диверсанты умудрились даже сбить пару вертолётов огневой поддержки из своих огромных древних винтовок, снаряженных непонятно какими патронами. Еще сутки диверсанты держались, а потом все как один умерли. Досмотровая группа, спустившаяся в скалы, увидела ровно двадцать восемь человек - все со страшными ранами и все лежали в два ряда по четырнадцать как-будто в строю. Дикость увиденного заставила досмотровую группу забыть про осторожность и приблизиться вплотную. Так русские диверсанты, умерев сами, унесли на тот свет еще один десяток морских пехотинцев противника. Возможности досмотреть разорванные в клочья тела не было. Диверсанты, перед тем как принять яд, сами себя заминировали.
Русских морских пехотинцев, пользуясь огромным численным преимуществом в людях и огневой мощи, всё-таки разбили. Когда эксгумационные команды начали собирать трупы русских десантников и всё-таки сосчитали сколько их было, начальник гарнизона пустил себе пулю в лоб. Русских было всего триста человек! Даже не полный батальон. Раненые всё-таки остались. Несколько моряков, валявшихся без сознания. Половина из оставшихся в живых умерли в корабельных лазаретах. Выжившие вели себя на удивление неадекватно и без всяческих проявлений фанатизма. Съедали всё, что им принесут, курили прямо в больничных палатах. С интересом слушали офицера по психологической обработке пленных, на допросах удивляли единогласным ответом:
- Ни хера не знаю, чо доебался?
Разведчики и психборьба решили пойти другим способом - показать все прелести жизни американских матросов. Русские морпехи, радостно смеясь, смотрели американские мультфильмы, удивлялись такому чуду техники как видеомагнитофон, ели гамбугеры, пили "Колу", курили "Мальборо", а потом захватили офицера разведки и психлогической борьбы, пошли врукопашную на морских пехотинцев, охранявших лазарет для пленных. Трое погибли, трое, оставшихся в живых, снова получили ранения. Медицинскую помощь оказывать им не стали и, наспех перевязанных и истекающих кровью, доставили на Батейнд.

.....

Потом старшина пополз в другую сторону от карниза. Вернулся удручённый.
- Обрыв! Даже с обратным градусом! Гладкий - как молотком тесали. Была бы кошка или крюк какой, можно было бы попробовать забросить. У нас даже ничего подходящего нет.
Выход подсказал Бахраджи. Кузнец дополз до гладкого отвесного склона и минут десять возился, закрепляя каким-то хитрым узлом фал. Старшина соорудил самодельную обвязку и закрепил второй страховочный фал под карнизом, взявшись за узел, глубоко выдохнул и обернулся:
- Короче! во все глаза! если сорвусь, одна надежда на вас, что успеете выдернуть! я пошёл!
Сказав, старшина разбежался и сиганул в пропасть, завис на основном фале и, отлетев метров на семь, вернулся обратно, поджав ноги, пролетел над нашим скальным уступом и взметнулся выше наших голов.
- Нахер нада такие качели!! - прошептал Ара, с ужасом наблюдавший за живым маятником.
Ковалёв продолжал раскачиваться, набирая все большую амплитуду, и в один из моментов подлетел к карнизу и, отпустив фал, словно кошка вцепился в скалу, оказавшись на "крыше".
- Старшина-джан, ты жив там?! - с ужасом пробормотал Бахраджи, тихонько потравливающий страховочный конец. Меня от виденной картины и страха за бесшабашного старшину немного лихорадило. Даже руки в перчатках, сжимавшие фал, вспотели. А если бы старшина непрочно закрепил "маятниковую веревку", улетел бы нахрен в пропасть и костей бы его не собрали. Кузнец повисел на руках, подтянулся, закинул ногу, нашёл опору и в несколько секунд оказался полностью наверху.
- Командир! - раздался его голос сверху. - На базу придём, сто грамм спирта выдай мне за этот аттракцион!
- Командир-джан! выдай, выдай! я такого аттракциона даже в парке культуры в Ереване не видел! - зашептал рядышком Бахраджи, - головы у старшины нет! Молодой, детей нет, ничего не боится...
Я всем пообещал выдать спирта и на закуску палку сухой колбасы из пайка, и послал старшину дальше вверх на доразведку. Может быть даже и не имело смысла подниматься вверх. Мы с Арой остались под карнизом с трепетом вслушиваясь в шуршание скатывающихся камней.

.....

Я проснулся и очумело потряс головой. Это наверняка из-за погибшего моряка такая чушь в голову лезет. И тут моё ухо явственно различило дребезжание шомпола о камни.
- Чшшш, - известил я группу о тревоге.
Ковалёв и Бахраджи молча подползли ко мне сжимая оружие.
- Ара! на базе, при возникновении боя, уничтожаешь все станции и мой контейнер! чеку на лямке рюкзака выдернешь, там патроны с ЛВЖ ( легко воспламеняющаяся жидкость) по всему рюкзаку! Кузнец, за мной!
Бахраджи занял позицию для стрельбы за моим рюкзаком. Кузнец дёрнул несколько раз шнур, дав понять Рыхтенкеу, что мы движемся к нему, и, пропуская шнур в ладони, осторожно двинулся вперёд.
Рыхлый лежал за грудой камней и напряженно всматривался в море и прибрежную полосу. Я и старшина подползли с разных сторон. Рыхлый, даже не оглядываясь на нас, прошептал.
- С моря, командира, с моря идут!
- Кто идёт, Иван Фёдорович? - прошептал я, напряжённо вглядывась в темноту. - Никого не вижу ни хрена!
- Я тоже не вижу, но я чувствую! и слышал - кто-то с моря идёт...
Я стал вслушиваться в шум прибоя. Ни черта не слышно, даже криков чаек. Только волны о камни бьются.
- Я тоже кого-то учуял, - внезапно прошептал Кузнец, - кажется от камней в воде или идут, или плывут.
- Тюлени может?
- Нет, тюленя не ходит так, не они это.
- Хватит пороть чушь обоим! кто это? на что похоже?
Рыхтенекеу помолчал. Скорее всего, всматривался в темноту. Или вслушивался. Или внюхивался. Кузнец затаился, вжавшись в груду сухих водорослей. Иван наконец откликнулся:
- Однако, это мертвяки. Они за своим пришли. Выйдут как раз там, где мёртвый водолаз лежал. Соляру чую...
Не хватало мне еще, чтобы разведчик с ума на задаче сошёл. Как ни печально, но в таких случаях положено разведчика убить. А жаль! Ведь Рыхтенкеу мог принести много пользы. Неужто на него так высадка и мертвый водолаз подействовали?
- Хер знает кто, - зашептал с другой стороны Ковалёв, - но кто-то есть!
И второй туда же. Ну не могут два разведчика одновременно сойти с ума. Я принялся пристально вслушиваться и вглядываться в темноту. И тут - краем слуха, почти уходящий в шум волн, но отличимый на общем фоне звук. В мозгу почему-то всплыл шагающий по воде человек, дошедший уже до самого берега. Потом еще такой же. Где-то на недосягаемой вышине ветер прогнал тучи, и побережье на короткий промежуток озарилось неясным лунным светом. Среди камней у самого берега, чуть пригнувшись, одна за другой, в цепочку стоят три чёрные, неясных очертаний фигуры, облитые неярким лунным светом.
Сердце ухнуло в пятки. Как нас янкесы смогли вычислить? Догадались, что неудачной высадкой с подводной лодки разведгруппы водолазов дело не ограничится? Вычислили по акустическим буям? Радиоразведчики что-то перехватили?? Да не может такого быть! Надо затаиться и ждать. Скорее всего нас не заметили. Фигуры начали осторожно, держа строй уступом вправо, передвигаться по берегу, держа что-то в руках на уровне груди. Скорее всего оружие. Сейчас наверняка доразведают место выхода на берег и на море выйдут основные силы. Ну почему же Рыхлый сказал, что это мертвяки? почему пахнут соляркой? Неизвестные выдвигались прямо к месту, где мы нашли мертвого моряка. Еще немного - и они окажутся у нас по правому флангу. Молча, условным знаком показываю разведчиком, что надо сделать и как переместиться. Теперь пришедшие из моря окажутся прямо перед скалой, а мы - с фланга. У меня и у Ковалёва - АКМ-Сы с уже прикрученными приборами бесшумной стрельбы. У Рыхлого - "Мосинка" и американский "Кольт М1911". Если ударим неожиданно, то в течении нескольких секунд перебьём всех. Разведчики тихо, словно крабики, переползли на новые позиции: теперь через несколько минут незваные гости будут у нас на прицеле. Пришлые из моря внезапно остановились и залегли. Что-то их вспугнуло. Неужто каким-то образом нас учуяли? Нет, один встал и пребежками начал передвигаться к тому месту, где был обнаружен труп. Хитро! один на досмотре, другие прикрывают. Но почему американцы идут именно туда? Откуда они могут знать, что там лежал мёртвый водолаз.
Внезапно, шедший на досмотр, начал пятится назад к остальным, оставшимся на прикрытии. Скорее всего, что-то заметил. Отбежал к своим и начал что-то говорить. И тут Ковалёв, обладавший профессиональным слухом радиста, сделал то, от чего у меня волосы встали дыбом. Переполз чуть подальше и крикнул:
- Курсант Мошарук! я тебя антенной, "карася", по Крещатику гонять буду, пока все группы наизусть не вызубришь!!
Дальше началось непонятное. Группа незнакомцев в несколько секунд развернулась вкруговую и начала отползать к морю. Раздался еле слышный крик:
- What you say commi? (Что ты сказал коммунист?)
- Слышь, кончай прикидываться! выхожу я и ты! мои держат тебя на мушке, твои - меня! а твой белгородский выговор я даже в Тихом океане узнаю, двоешник хуев!
- Главстаршина Ковалёв, ты чтоли?! - раздался изумлённый крик.
- Гляди-ка, признал! а то я думал вопросы начнешь задавать - сколько раз ты с голяком (веник ВМФ) в казарме по палубе шуршал, волны разгоняя!
Совершенно не боясь, Кузнец встал и, закинув автомат на плечо, пошёл к незнакомцам, успев шепнуть:
- Свои! я курсанта своего узнал! но все равно, командир, держи на мушке - мало ли что...
От берега в сторону старшины направилась черная фигура. Теперь понятно, почему незнакомцы блестели при лунном свете - они были в гидрокостюмах.
  Две фигуры подошли достаточно близко, короткий разговор, начали обниматься, хлопая друг друга по спине. Кузнец помахал руками мне. Мошарук, появившийся из моря, махнул своим.
.....

Комментариев нет: